Звёзды Мишеля

Марка Parle Moi de Parfum — рассказ об ароматах как искусстве от культового парфюмера Мишеля Альмерака и его семейства.

Лидия Агеева (The Blueprint)

«Невозможно предугадать наперед, какой парфюм станет бестселлером. Остается только убедиться,что мы сделали все, чтобы удача была на нашей стороне. Есть ли у нового аромата свой характер и неповторимый почерк? Можете ли вы определить по проходящему мимо, что это именно он? Если вы готовы ответить «да», то вы определенно на пути к успеху. А большому или малому — решать не вам, а покупателю». Так рассуждает о любимом деле шестидесятилетний Мишель Альмерак — один из ветеранов французской парфюмерной индустрии. За сорок пять лет карьеры он создал более 200 ароматов для других (среди них много парфюмерных хитов, таких как Fahrenheit, Dior Addict 2 и Escale a Portofino для Dior, Gucci Rush и Chloe Eau de Parfum), но в глубине души всегда мечтал о своей собственной марке и о свободе создавать так, как ему нравится без бесконечных замечаний отделов маркетинга больших модных брендов. Два года назад его сын Бенджамин Альмерак помог осуществить заветную мечту — так, в Париже появилась нишевая марка Parle Moi de Parfum, где каждый из 11 ароматов создан Мишелем по его правилам.

Бутик-лаборатория Parle Moi de Parfum расположена в самом сердце Маре на оживленной улочке Rue de Sevigné в двух шагах от площади Сен-Поль, по соседству с бутиками парижских фэшн марок Sandro, Eric Bompard, Des Petits Hauts и офисом главного продюсера модных показов Александра де Бетака. Здесь нет ничего лишнего — минималистичный дизайн для помещения в 25 кв. метров придумала супруга Мишеля — дизайнер интерьеров Элизабет. Повсюду самые необходимые инструменты парфюмера — мерительные стаканчики, склянки, весы, маленькие гирьки, держатели с бумажными блоттерами, первичные материи Robertet в разноцветных банках и флаконах — большинство из них подарил семейству Альмерак создатель первого парижского нишевого бренда L’Artisan Parfumeur парфюмер Жан-Франсуа Лапорт, когда ушел на пенсию.

Дизайн ароматов Parle Moi de Parfum точно так же лаконичен, как и пространство бутика. Каждый флакон — их продают в двух объемах — 100 мл для дома и 50 мл для путешествий — создан из прозрачного стекла с прямоугольной черной этикеткой со шрифтом, как у печатной машинки. Рядом с названием аромата — цифра — сколько попыток ушло на создание правильной формулы. Каждый аромат отмеряют, разливают и закупоривают именно здесь в лаборатории. А когда аромат закончится, вы можете принести в бутик старый флакон — его отправят немедленно на переработку — и купить новый со скидкой в 10 процентов.

Parle Moi de Parfum по-французски значит «расскажи мне о парфюме». К чему такое название? Потому что для семьи Альмерак  это не просто бизнес, но и уникальная возможность рассказать парижанам больше об ароматах и том, как их создают. Здесь каждый может не только познакомиться с парфюмами и свечками марки, но и задать любой вопрос о запахах, первичных материях или парфюмерном искусстве, на который вам обязательно подробно ответят либо студенты-парфюмеры в белых халатах, либо сам Бенджамин (его здесь можно встретить каждый день), а то и сам Мишель. Правда, он проводит здесь лишь часть своего времени: из-за работы на Robertet (он уже 20 лет один из их главных парфюмеров), его жизнь разделена между Грассом и Парижем. Но, если Альмерак по долгу службы должен быть в столичной лаборатории компании, он обязательно заходит в бутик Parle Moi de Parfum под конец рабочего дня пообщаться с клиентами и научить студентов пару-тройке секретов мастерства.

Этот образовательный аспект всегда был важен для Альмерака, потому что он сам обучился всем особенностям ремесла в парфюмерном доме Roure Bertrand Dupont в Грассе (прим. завод Roure был куплен швейцарской корпорацией Givaudan и больше не существует). И на протяжении всего своего пути — всегда брал себе в ассистенты учеников: одна из них Анн Флипо — создательница бестселлеров Acqua di Gioai для Armani и La Vie est Belle для Lancôme. Перейдя на работу в Robertet, Мишель сразу предложил ввести образовательную программу, наподобие той, что прошел он сам в начале своего пути. Каждый год из 40 заявок они отбирают двух самых «мотивированных» начинающих парфюмеров и берут на работу ассистентами. Когда Бенджамин предложил Мишель создать собственную марку, неудивительно, что обучение студентов — стало одним из ее главных постулатов.

Parle Moi de Parfum — это семейный бизнес — совместное детище Бенджамина и Мишеля. Старший сын Альмерака Роман (как и папа он работает в Robertet, но в коммерческом отделе) тоже активно им помогает со всей бизнес-составляющей проекта, а также вместе с ними придумывает названия для ароматов. Например, звучные английские Woody Perfecto / 107 и Tomboy Neroli / 65 — это его идеи, а мелодичные французские Une Tonne de Rosse / 8 и Guimauve de Noël / 31 — папины.

Мишель всегда знал, что станет парфюмером. Он родился в 1953 году в Грассе, и сколько себя помнит всегда был окружен разными запахами.

«У каждого района города был свой собственный аромат: в один день за углом пахло ландышами, в другой  — смородиной, а еще один  — лавандой. Сначала мне хотелось понять, откуда берутся эти запахи, и как создаются первичные материи, а потом, чем больше я узнавал о них, тем больше влюблялся в парфюмерию. В итоге, когда пришло время выбирать профессию, выбор был очевиден».

В те времена все заводы и парфюмерные лавки располагалась внутри города.

«Мы жили в самом центре, и прямо около нашего дома- был один из старейших парфюмерных фабрик Грасса Bruno Court. В то время онауже была в заброшенном состоянии, но там оставалось куча всего интересного.Поэтому частенько мы с друзьями ходили туда играть, изучать парфюмерныемеханизмы и материи».

Сегодня из-за новых норм безопасности все производство принято вывозить за его пределы, поэтому Мишель ездит на работу в Robertet впригород Грасса на машине. Кстати, у него их три — две Alfa Romeo и одна Alpinea 110.

«Это старинные автомобили образца конца шестидесятых — начала семидесятых — эпохи, когда все машины собирались почти полностью вручную, и каждую приполомке можно было починить самому. У моих родителей был гараж, так что любовьк машинам и механизмам — это моя вторая страсть. Выходные провожу в гараже, постоянно что-то собираю и разбираю, или за чтением книг об автомобилях — дома у меня целая коллекция. Такая смена деятельности — лучший отдых».

Мишель работает каждый день, даже по субботам, и если бы завод Robertet в Грассе не закрывался на летние каникулы в августе ина рождественские праздники в декабре, он бы и вовсе никогда не уходил в отпуск. Целыми днями он пишет формулы. Сначала пробует новые ароматы на бумажных блоттерах, потом — на себе, а затем просит кого-нибудь подушиться новинкой.

«Только так можно понять, как на самом деле пахнет аромат, приятный ли он и оставляет ли после себя заметный след. На других мы слышим продукт таким, какой он есть».

Стиль Мишеля, как и у его кумиров — Франсуа Коти и других классиков начала 20 века, придумавших хиты для Dior и Guerlain, строится на коротких формулах, вних всего по 15-20 ингредиентов.

«В парфюмерии те же правила, что и в кулинарии: если вы будете добавлять все подряд, то вскоре больше не сможете различить вкуса. Так что короткие формулы помогают вам лучше контролировать процесс и четче излагать свои мысли».

Чтобы найти идеальный рецепт, формулы иногда приходится переписывать часами, но Мишеля это ничуть не смущает.

«Работа парфюмера — это про большое терпение и требовательность к самому себе. Нельзя никогда расслабляться».

Такую страсть к любимому делу невозможно подделать. Причем на сколько Мишелю нравится создавать ароматы, настолько и обучать своему искусству, чтобы подготовить кадры себе на смену. А как же его дети?

«Каждый должен выбирать то, что ему по душе».

Альмерак никогда не настаивал на том, чтобы Роман и Бенджамен шли по его пути: оба сына закончили бизнес-школы и работали в финансах. Но судьба распорядилась так, что и Роман и Бенджамен в какой-то момент своего профессионального пути заинтересовались ремеслом папы и записались в школы парфюмеров, чтобы понять лучше его мир. Когда мы болтаем с Бенджамином в бутике, и я спрашиваю, где он видит себя и бизнес лет через пять, когда их папа собирается уйти на пенсию и заняться исключительно обучением новых талантов и сборкой старых машин у себя в гараже? Он загадочно улыбается и признается, что не исключает что тоже станет парфюмером — просто пока он к этому не пришел.

«Но хорошо, что папа всегда рядом. Он всему научит».

Похожие статьи