По новому маршруту

Мировые парфюмерные бренды все чаще обращаются к России как к источнику вдохновения. Разбираемся, почему — и что из этого получается.

Совсем недавно Designer Shaik, парфюмерный бренд, который базируется в Бахрейне, выпустил две новинки, созданные специально для российского рынка — Sochi. Ароматы для него и для неё — посвящение главному курортному направлению России, городу теплого моря и заснеженных склонов, о которых в 2014 году узнал весь мир. Казалось бы — причем тут Бахрейн? Какое дело шейху, который кропотливо создает эти ароматы, до Сочи? Оказалось — большое. Обращение к России в парфюмерных композициях — не единичный случай, а довольно популярный среди мировых парфюмерных Домов шаг.

Конечно, первоочередную роль в создании ароматов играет вдохновение — и отследить географию его маршрутов бывает сложно. Кто-то, как Ян Вильгельм Альгрен, вдохновляется Берлином — и создает ставший в этом году хитом Poets of Berlin. Жак Золти усиленно форсирует идею «рая на земле» — и посвящает все свои композиции острову Сен-Барт (недавно, впрочем, парфюмер анонсировал выход «кубинской» коллекции — так что география расширяется). Главные путешественники, MEMO, готовы забраться в самые потаенные уголки земли, чтобы потом создать аромат, посвященный рассвету над озером Инле, что в Бирме. Ограничений для путешествий нет — и парфюмеры этим вовсю пользуются.

Тем не менее, в коллекциях мировых брендов то и дело появляются ароматы, адресованные России. Клише о «загадочной русской душе (или культуре)» может показаться избитым, но Россия для многих до сих пор представляет загадку. И каждый разгадывает её по-своему. MEMO путешествуют вглубь Сибири — и создают Russian Leather, теплый, густой аромат с нотой морозного папоротника. От них не отстаёт легендарный бренд Clive Christian. Королевская династия в мире парфюмерии добавляет в коллекцию Noble дуэт XVII — один аромат вышел под знаковым названием Siberian Pine, а другой окрестили Russian Coriander. И тот, и другой немедленно стали хитами — и, что приятно, за пределами России в том числе.

Но даже в самой искренней индустрии, где на первом месте стоит вдохновение, не стоит забывать о коммерческой составляющей: русские любят селективные ароматы. Многие бренды впервые «выстрелили» именно на российском рынке, где благодарные клиенты давно искали что-то новое и необычное. Ароматы, посвященные России, — это не столько благодарность, сколько признание давних дружеских отношений со страной, которая задала ритм успеха этих Домов. Уж кто бы что ни говорил, но как минимум в нишевой парфюмерии климат в России более чем благосклонный: здесь «на ура» принимают и однокомпонентные ароматы, и шведский минимализм, и британскую классику, украшенную вензелями.

Так приняли и ароматы Karenina и Dyaghilev от ROJA Parfums; это отдельная парфюмерная история. Это соприкосновение с российской культурой, обращение к той самой загадочной душе. Отклик получается мощным — по крайней мере, в монобредовом бутике ROJA Parfums в Москве мимо этих ароматов редко проходят с равнодушием. Этот интерес редко ограничивается Россией. После недавнего релиза La Capitale от Xerjoff, специально созданного для России аромата, поклонники Дома начали обращаться в бутик бренда напрямую в попытках уговорить отправить флакон в другой конец света.

Говоря начистоту, вдохновение можно найти в любом явлении действительности, точке на карте или в чьих-то словах. Потому особенно приятно, что в своей работе парфюмеры все чаще обращаются к России, которую каждый трактует по-своему: для кого-то Россия звучит тёплыми сочинскими ночами, а для кого-то — словами Толстого. Результат в любом случае будет интересным

Похожие статьи