Интервью c Владимиром Давиди

Для первого номера SCENT мы решили поговорить с человеком, который, являясь одной из самых известных фигур мира парфюмерии, традиционно остаётся в тени для широкой публики. Однако сложно найти кого-то ещё, кто настолько хорошо разбирался бы в секретах этой индустрии и кто обладал бы большим влиянием на то, чем мы пахнем.

Анна Волкова

Владимир Давиди — основатель компании Эстерк Люкс Парфюм, эксклюзивного дистрибьютора ключевых нишевых брендов. Он начинал свою деятельность, когда российский рынок парфюмерии только формировался, и сделал основой своего бизнеса никому тогда не известные бренды. Сейчас же Россия с её огромным числом поклонников селективных ароматов — самый привлекательный рынок для независимых парфюмеров.

Владимир приходит на интервью строго вовремя — постоянные переговоры и встречи накладывают свой отпечаток и учат ценить время. Руки складывает на столе перед собой, опирается локтями и молча кивает головой, словно давая понять — начинаем. Говорит сухо, немного отрывисто, но по мере того, как продвигается наше интервью, голос теплеет — так бывает, когда человек рассказывает о любимом деле. Он не задумывается над вопросами надолго; несмотря на то, что это его первое интервью, все ответы ему уже давно известны — Владимир словно проигрывал их у себя в голове на протяжении последних двадцати четырёх лет, что он в парфюмерном бизнесе.

Пусть вопрос покажется банальным, но всё же: почему именно парфюмерия?

Мне часто задают этот вопрос, и кажется, я всегда на него отвечаю по-разному. Думаю, парфюмерия привлекла меня тем, что для успеха здесь недостаточно быть просто бизнесменом. Ведь что такое парфюмерия? Это то, без чего все могут спокойно обойтись, но никто не хочет обходиться. В этом сфера парфюмерии для меня схожа со сферой искусства или музыки. Можно прожить, не зная Моцарта или Моне, но стоит ли?

Меня также привлекает то, что здесь постоянно есть некий вызов: никто не знает, как публика отреагирует на новый бренд или аромат. Успех парфюмера прямо зависит от того, как донести его мысль аудитории, и в каком-то смысле ты начинаешь ощущать себя соавтором его работы. В парфюмерии меня привлекает бесконечный творческий потенциал, от неё невозможно устать.

Это действительно очень интересно; собственно, наш журнал и создан для того, чтобы приоткрыть людям эту тайную, творческую часть парфюмерии, изжить клише о том, что это необязательный «довесок» к моде. Ваше отношение к парфюмерии как-то связано с тем, что вы решили работать именно с нишевыми брендами? И вообще, что такое нишевая парфюмерия?

Я не очень люблю термин «нишевая парфюмерия», предпочитаю «авторская». Хотя бы потому, что личность, стоящая за созданием бренда или аромата, для меня важнее всего. Эта категория парфюмерии появилась в начале 2000-х годов и сразу же привлекла моё внимание. Помню, как меня поразили ароматы Serge Lutens и как я думал: «Они просто потрясающие, но их же никто не купит!». А потом я встречал своих знакомых, они так же говорили — аромат нравится, но никто его не поймёт. Я понял, что есть множество людей, которым важна красивая и необычная композиция, а не громкое имя; а главное — эти люди мне нравились! И я понял, что хочу работать для них.

Много лет спустя я познакомился с самим Сержем Лютансом, приехал к нему в Марракеш. Мы разговаривали о парфюмерии, памяти, творчестве, о том, как это всё взаимосвязано. Этот человек меня поразил! В конце концов, я сделал ему предложение — открыть в Москве его бутик. Это было смело, так как Serge Lutens на тот момент был только один — в Париже, в Пале Рояль, и парфюмер отказывался открывать новые. Но неожиданно он согласился, и в 2015 году в Москве, на Неглинной, открылся второй в мире бутик. Помню тот день; людей было просто море. Кстати, Serge Lutens в Москве оказался самым успешным.

И всё же, что такое авторская парфюмерия для вас? Чем она отличается от других?

Каждый аромат в авторской парфюмерии — произведение искусства, вне зависимости от того, плохой он или хороший, нравится или нет. Здесь есть автор и его источник вдохновения — история, которую он не может не рассказать. Парфюмеры — очень закрытые люди, и создание аромата для большинства из них — способ выражения собственного я, определённый способ общения, желание поделиться своей мечтой. Часто для них успех важнее денег, а преданность поклонников важнее их количества. Тут нет места компромиссам ради большей выручки. И мне нравится то, что эти ароматы или любят, или ненавидят.

Разве можно ненавидеть аромат?

Сам аромат — вряд ли. Восприятие запаха — не только информационный процесс, но и эмоциональный. «Просто ароматов» не существует, существуют эмоции и воспоминания, к которым мы обращаемся, когда слышим определённую композицию. Это эффект, известный под названием «мадлены Пруста». Марсель Пруст описывает персонажа, который в гостях съедает бисквит мадлен, и вкус этого бисквита возвращает героя в детство, заставляя вспомнить давно забытое. Этот эффект в полной мере проявляется в парфюмерии. Каждый аромат — это цифровой код, который расшифровывает наш мозг. И то, что этот код может в нас открыть, совершенно непредсказуемо.

А как объяснить это человеку, который стоит в магазине и пытается выбрать себе аромат? Получается, всё зависит от его личного опыта?

В целом, да. И это основной вызов при работе с авторской парфюмерией. Здесь следует забыть о классических методах продвижения вроде рекламных роликов, ведь людям, которые находят себя в нишевой парфюмерии, просто невозможно ничего навязать! Становится важно максимально полно донести до них мысль парфюмера, его историю. И если это удаётся, если человек находит себя в этом аромате, то ты чувствуешь себя так, будто сам создал эту композицию.

Тогда получается, что история важнее аромата, разве так может быть?

Конечно, нет! Великий писатель — не тот, у кого есть нестандартная история, а тот, кто сумел её гениально выразить — словами, образами, символами. Качество текста важнее всего. Так и в парфюмерии, в конечном счёте, всё упирается в мастерство и качество сырья. Поэтому среди сотен нишевых брендов мы выбрали очень немногих.

Расскажите, как вы выбираете марки и парфюмеров?

Ключевую роль играл собственный вкус: я всегда занимался только теми брендами, которые мне нравились. Первые марки были никому не известны: та же Escentric Molecules в парфюмерном мире считалась компанией-однодневкой, про её создателя никто ничего не знал. А я помню, как мне понравилась идея — аромат без искусственного, парфюмерного запаха. Но как с таким работать? Тогда сам парфюмер говорил, что это аромат для концепт-бутиков и его мало кто поймёт. Если честно, мне показалось это несколько высокомерным, и я решил доказать обратное: что люди готовы к чему-то новому и необычному, им надо лишь правильно показать альтернативу. Я сделал акцент на особенных свойствах этого аромата — на том, что он раскрывает сексуальность аромата чистого тела. И многим это понравилось! С этого началась история Escentric Molecules, который стал самым популярным нишевым брендом, а для многих открыл мир авторской парфюмерии. Так что для выбора бренда мне важна идея и личность, которые за ним стоят. Я встречаюсь со многими парфюмерами, и если вижу истинный талант, чувствую, что мастер живёт своим творчеством, то просто не могу отказать себе в удовольствии познакомить с ним всех. 

Можно сказать, что именно с Escentric Molecules началась «нишевая история» в России?

Вам виднее, но факт в том, что следом за Escentric Molecules многие нишевые бренды нашли в России своего покупателя. Теперь нигде в мире у авторской парфюмерии нет столь развитой дистрибьюторской сети, как в России. Я был не одинок в стремлении познакомить аудиторию с такими ароматами и всегда находил живую поддержку у руководителей наших розничных сетей: Иль де Ботэ, Артиколи, ЦУМ, Рив Гош, Золотого Яблока, Duty Free. По сути, российская розница оказалась гораздо дальновидней и профессиональней европейской, они быстро поняли, что нишевая парфюмерия — лучший способ завоевать лояльность покупателей.

А как насчёт ваших собственных магазинов? Если нишевые марки настолько хорошо себя чувствуют в магазинах-ритейлерах, то зачем нужна сеть Molecule Project?

Каждый авторский бренд необычен, у каждого есть свой подход к покупателю, определённый ритуал сервиса. Какие-то ароматы можно наносить только с помощью веера; в другом случае нужно показывать три блоттера с одним ароматом, нанесённым в разное время, или давать слушать только после глотка зелёного чая. К сожалению, даже в лучших магазинах не всегда получается выполнить абсолютно все требования бренда. Поэтому возникла идея провести эксперимент — открыть одно место, где всё это станет возможным; именно поэтому, кстати, мы используем в названии «проект», а не «магазин» или «бутик». Когда мы выводим на рынок новый бренд, он представляется эксклюзивно в наших магазинах. Как только мы понимаем его, как с ним работать, кто его клиент, мы начинаем медленно расширять дистрибьюцию. Сегодня под брендом Molecule Project объединились 10 мультибрендовых проектов и монобрендовые бутики Serge Lutens, diptyque, CREED, Xerjoff и ROJA Parfums.

Что ждать в будущем?

В 2019 году мы планируем открыть ВУМ — масштабный проект в самом сердце Москвы. О нём можно долго говорить, и если вам будет интересно, в будущем я бы рассказал о нём отдельно. Мы продолжим расширять сеть проектов Molecule — в планах выход на новые региональные рынки, где любовь к авторской парфюмерии ничуть не меньше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. И конечно, впереди нас ждут премьеры и запуски новых брендов. Об этом, думаю, пообщаемся уже в другой раз.

Похожие статьи


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/h812193266/scent.su/docs/wp-content/themes/scent-journal/single.php on line 60